?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Nov. 5th, 2017

arnold_karasev

arnold_karasev

Книга беспокойства (Бернардо Соарес)

262

Сегодня меня совершенно неожиданно осенило. Внутри моего я сверкнула молния, и я вдруг осознал, что я – никто. Абсолютно никто. Когда всё на мгновение озарилось ярким светом, то там, где я ожидал увидеть город, лежала голая пустыня. И при этом зловещем свете, показавшем мне, кто я в действительности, не было видно неба. Меня словно лишили возможности быть еще до сотворения мира. И если я прошел через реинкарнацию, то переродился без своего я.

Я – предместье несуществующего города, пространный комментарий к ненаписанной книге. Я никто, никто. Я не умею чувствовать, не умею мыслить, не умею хотеть. Я – герой запланированного романа, парящий в воздухе, растворенный в мечтаниях того, кто не сумел додумать меня до конца.

Я всё время мыслю, всё время чувствую. Но в моих мыслях нет рационального зерна, мои чувства лишены эмоций. Я будто выпал из люка откуда-то сверху и лечу в бесконечном пространстве, бесцельно, в пустоте.

Моя душа – черный водоворот, головокружение в вакууме, стремительное движение бездонного океана вокруг образовавшейся в небытии воронки. И в этих водах, представляющих, скорее, кружащуюся субстанцию, барахтаются образы всего того, что я видел и слышал в жизни: дома, лица, книги, коробки, мелодии, отзвуки голосов. И всё это вертится безграничным вихрем вокруг меня, настоящего меня, существующего только как геометрический параметр бездны. Я – ничто, вокруг которого всё вращается исключительно ради вращения и только поэтому испытывает необходимость во мне, потому что у каждого круга должен быть центр.

Я, истинный я, - колодец, у которого нет стенок, лишь склизкий налет. Я - находящийся в пустоте центр всего. Внутри меня, словно хохочущий ад, но не демоны, в которых есть хоть что-то человеческое, - каркающее безумие мертвой вселенной, кружащийся труп физического пространства, парящий на черном ветру конец всех миров, без формы, без времени, без Бога-творца, вращающаяся в кромешной тьме пустота, и только она, ничего более, и она есть всё.

Только бы научиться мыслить! Только бы научиться чувствовать!

Я не знал свою мать, она умерла слишком рано…


(Перевод с португальского Кокорина Дениса)

Apr. 10th, 2014

arnold_karasev

arnold_karasev

Книга беспокойства (Бернардо Соарес)

230

Искусство – это способ отстраниться от жизни, избежать действия. Искусство – это интеллектуальное выражение эмоций, что отличается от жизни, являющейся волевым выражением эмоций. Все то, чего у нас нет, на что мы не можем решиться или что для нас недоступно, можно получить в мечтаниях. И именно на основе этих мечтаний рождается искусство. В свою очередь,
выражаемые в действии эмоции иногда достигают такой силы, что действия оказывается недостаточно. И на основе этих эмоций, не нашедших выражения в жизни, также создается произведение искусства. Таким образом, существуют два типа художника: первый выражает то, чего у него не было; второй - то, что присутствовало в избытке и осталось неудовлетворенным.

(Перевод с португальского Кокорина Дениса)

Dec. 12th, 2013

arnold_karasev

arnold_karasev

Книга беспокойства (Бернардо Соарес)

138

Бывает эрудиция, основанная на познаниях, которая, собственно, и называется эрудицией. Также есть эрудиция, основанная на понимании. Это называют культурой. Но кроме того существует эрудиция, основанная на чувствительности.

Подобная эрудиция никоим образом не связана с жизненным опытом. Жизненный опыт ничему не учит, как и история. Настоящий опыт можно получить, ограничив контакт с действительностью и тщательно этот контакт проанализировав. Таким образом, чувствительность будет развиваться всесторонне, потому что в нас самих есть все: главное – уметь искать.


Read more...Collapse )

Dec. 6th, 2013

arnold_karasev

arnold_karasev

Книга беспокойства (Бернардо Соарес)

249 (II)

В нашем мире, где мы живем, уже полтора века царят отречение и насилие – отречение верхов и насилие низов, и последние празднуют победу. Сейчас возвышенные качества не проявляются ни в действии, ни в мысли, ни в политике, ни в теории.

Низвержение влияния аристократии привело к повальной грубости и безразличию к искусству, и тонкой чувствительной натуре негде теперь найти прибежища. С каждым разом взаимодействие души с жизнью причиняет всё больше боли, усилия причиняют всё больше страданий, потому что внешние условия становятся с каждым разом отвратительнее.

Из-за низвержения классических идеалов любой сейчас может стать художником, и, следовательно, плохим художником. Когда искусство предполагало создание «крепкого сооружения», скрупулёзного соблюдения правил, немногие пытались творить, и большинство из этих немногих были очень хороши в своем деле. Но после того как искусство перестало подразумевать творение и превратилось в один из способов выражения чувств, художником может быть каждый, потому что у всех есть чувства.

(Перевод с португальского Кокорина Дениса)

 

Oct. 11th, 2012

спокойствие

lickea

(no subject)

Добрый день всем!

Замечательное сообщество, спасибо Кокорину Денису!
Нашла вот это статью Pessoa escreveu argumentos para filmes
Мне кажется. поклонникам творчества Фернандо Пессоа будет интересно ее почитать.
Статья не свежая, может быть, ее уже читали, поэтому сдаюсь на милость модератора, размещайте мою ссылку по своему усмотрению.

Спасибо!
Оля

Sep. 3rd, 2013

arnold_karasev

arnold_karasev

(no subject)

Поле 3

Лают где-то собаки.
Пахнет травой и цветами.
Мерцает луна в полумраке.
Глаза закрываются сами.

И вот уже что-то мне снится
На фоне цветущих полей.
А, может быть, только лишь мнится,
Играет со мною Морфей.

И в этом благом полусне,
Что ни зла, ни добра не знает,
Мир площадью кажется мне,
На которой собаки лают.


(Перевод с португальского Кокорина Дениса)

Jan. 12th, 2013

arnold_karasev

arnold_karasev

(no subject)

aa

Море, мореСоль твоих вод

Слезы, что лил португальский народ!

Сколько рыдать пришлось матерям,

Сколько молиться пришлось сыновьям!

Сколько невест без любимых осталось,

Чтобы ты нам, наконец, досталось!


Стоило ль свеч? Все стоит свеч,

Если в сердце пламя разжечь.

Кто мыс Богадор решился пройти,

Не избежит страданий в пути.

В море порою вселяется бес,

Но там ты найдешь отраженье небес.

(Перевод с поругальского Кокорина Дениса)

Mar. 14th, 2012

arnold_karasev

arnold_karasev

Книга беспокойства (Бернардо Соарес)

304

Вера - это инстинкт действия.

Dec. 20th, 2011

arnold_karasev

arnold_karasev

Книга беспокойства (Бернардо Соарес)

252
Как бы то ни было, но думать – это действовать. И только полностью погрузившись в мечтания, туда, где действию совершенно нет места, где даже наше самосознание, наконец, исчезает в трясине – только там, в этом сладостном небытии, можно по настоящему отречься от действия. Не стремиться ничего понять, не рассуждать… Наблюдать за собой так, как мы наблюдаем за природой; смотреть на свои впечатления так, как мы смотрим на поле – это и есть мудрость.
(Перевод с португальского Кокорина Дениса)

Jul. 13th, 2011

arnold_karasev

arnold_karasev

Книга беспокойства (Бернардо Соарес)

10

Я … поверхностный и чувствительный, способный на резкие порывы: хорошие и плохие, благородные и порочные, которые полностью поглощают меня. Но при этом я совершенно не способен на длительное чувство, продолжительную эмоцию, которая бы достигла моей души. Все, что есть во мне, представляет собой тяготение к тому, чтобы быть чем-то другим, что-то вроде нетерпеливости души к самой себе, беспокойства, которое постоянно нарастает, но при этом не изменяется. Меня все интересует, но ничего не захватывает. Я участвую в жизни словно в полусне, замечая мельчайшие изменения мимики человека, с которым я разговариваю, микроскопические движения его интонации, но при этом я только слышу его, не слушая и думая о чем-то другом. И меньше всего я выношу из разговора то, о чем собственно говорилось, неважно, мной ли или кем-то другим. Таким образом, часто я повторяю то, что уже сказал, спрашиваю то, на что уже получил ответ. Но при этом я могу фотографически в четырех словах описать мимику человека, с которой он произнес вещи, о которых я не помню, или то, как он глазами воспринимал мои слова, которых я тоже не помню. Меня двое, и мы далеки друг от друга – сиамские близнецы, но несоединенные.

(Перевод с португальского Кокорина Дениса)

Previous 10